14:37
«Сначала было 100 кошек, теперь помойка»: минчане хотят выселить соседку из-за мусора в квартире
Алла сидит на камне во дворе столичной брежневки и смотрит, как из окон ее квартиры чужие люди выбрасывают вещи. Маленькая, грязная, одета не по сезону. Что она думает в этот момент — понять невозможно. Позже узнаем — «жалко шапочку». Рядом верный пес. Они вместе уже 10 лет, и, кажется, он чувствует беду сильнее — лай не прекращается ни на секунду. А вокруг этой сцены суетятся соседи. Те, кому «повезло» жить рядом с «собирательницей». Уже несколько лет квартира Аллы завалена мусором до самого потолка. Помещение облюбовали тараканы, не брезгуют и квартирами рядом. Так как дверь к Алле не закрывается, в подъезде стоит едкий запах. В двушке давно отключены коммуникации, а сама квартира превратилась в трущобы. Это Минск, 2021 год.


«Нам ее жалко, но сил больше не осталось!»

Иногда жизнь ставит такую подножку, после которой поднимется не каждый. Что это была за история, мы до конца не знаем. Знаем, что Алла имеет высшее образование (а некоторые говорят — два), всю жизнь работала инженером-проектировщиком, сейчас на пенсии. С семьей не срослось, из близких — только брат. После его смерти все и сломалось. Сначала женщина компенсировала потерю животными, приютив десятки кошек. После того как их вывезли, нашла новое «хобби» — мусор.

— Когда они жили с братом, все было более-менее. Раз семь нас серьезно топили, но мусор не собирали, — вспоминает лучшие годы Александр, чья квартира ровно под Аллой. — По суду выплачивали примерно по 5 рублей в месяц, но что с них взять? Конечно, никакие расходы с таких сумм не покроешь. Да и смысла не было делать ремонт, потому что потопы не прекращались.



— Брат ее пил, потом умер, тут все и началось. Сначала были кошки, штук сто! — говорит мужчина. — Я однажды заглянул к ней в квартиру, а они везде! Просто гроздьями со шкафов свисают. Приехали спецслужбы, увезли большинство, оставили только три и эту собаку (она у нее, кстати, зарегистрирована). Но когда животных вывезли, она начала таскать мусор. Сейчас и тех трех кошек уже нет — видимо, не выдержали, сбежали. Так-то они были ухоженные, откормленные.

Воду в квартире Аллы отключили еще в 2018 году, когда сантехник попросту не смог добраться до источника потопа. Позже перекрыли газ и электричество.

— Когда нас затопило в очередной раз, я пришел туда вместе с сантехником.

Добраться до кранов уже было невозможно, да и сантехники там никакой не было, вода била фонтаном. Единственный выход — перекрыть весь стояк.
Тогда ей воду и отключили, а мусор начал прибавляться в геометрической прогрессии, — рассказывает собеседник.



Александр обратился в прокуратуру, подробно описав сложившуюся ситуацию. Но проблема не решилась. Единственное, чего добились соседи, — весной 2020 года сотрудники ЖЭСа вывезли четыре контейнера мусора, освободив бóльшую часть квартиры. Алла пообещала больше не захламлять жилье, но обещание не сдержала.

— Нам ее тоже жалко, это же человек, но сил больше не осталось. Почему службы годами не хотят этим заниматься? Все перекидывают друг на друга. Максимум, чего можно добиться, — чтобы вывезли мусор, но это не решает проблему. Человек болен, требуется лечение, уход, страдают люди вокруг, но никто ничего не может с этим сделать, — негодует мужчина. — Полтора года назад я написал в прокуратуру заявление, что по соседству у меня такой асоциальный житель. Ничего не поменялось. Были отписки, ей отключили коммуникации, но разве так проблему исправишь? Это только усугубило ситуацию.

Даже этот вывоз — он ничего не решит. Если не принять меры, то через год все будет еще хуже.





«Представьте, что у нас было в жару!»

— Мы живем в столице, на улице XXI век. Как это возможно?! — подхватывает соседка Аллы с лестничного пролета. — В квартире полная антисанитария, и никто ничего не может с этим сделать. У меня все розетки заткнуты, нет сил сражаться с тараканами, люди задыхаются от вони. Почему мы должны это терпеть? Ее соседи по балкону вообще окна не открывают — так решают проблему. Но разве это нормально? Представьте, что у нас было в жару!











Интересно, но даже в этой истории минчане находят где улыбнуться. Говорят — тараканы, конечно, да, но зато какая звукоизоляция: 45 «квадратов» двушки завалены до потолка мусором, который блокирует любые звуки.

— У нас тихо — это правда. Живем как на хуторе. Ну а как? Там мусора до потолка, ничего не слышно.

Нам еще относительно повезло, запахи в квартиру не идут, но с тараканами боролись долго. До ремонта весь периметр был обработан. Сейчас заделали все отверстия максимально, но иногда на кухне все равно встречаем, — делится успехами Александр. — Вы сами посмотрите: из окна мусор выбрасывают, а он весь в тараканах, разбегаются во все стороны.





Боялись, что соседка умерла в квартире под мусором

Последним звоночком стало то, что Алла на несколько дней пропала, оставив дома пса. Собака лаяла, а соседи не на шутку испугались:

— В начале августа мы не видели ее два дня, начали бить тревогу — а вдруг умерла прямо в квартире, — вспоминает соседка Светлана. — Вызвали милицию, но из-за мусора они смогли открыть дверь только на 5—7 сантиметров.

Пригласили МЧС, так сотрудник, надев противогаз, залезал в квартиру через окно, чтобы достать собаку.
Сказал, что наверху ее не видно, но гарантировать не может. Позже приезжали еще из ЖЭСа, тоже лазили смотрели — не нашли.

Выдохнули соседи только тогда, когда подали в розыск и Аллу нашли в одном из столичных РУВД. Однако закрыть глаза на проблему в ГП «ЖЭУ №2 Первомайского района г. Минска» уже не смогли, пришлось разбираться. Хотя, со слов жителей, обо всем там знали и раньше.

— Мы неоднократно писали жалобы на антисанитарное состояние вышеуказанной квартиры в службу 115.бел, в ГП «ЖЭУ №2 Первомайского района г. Минска». Но реакции не было, — делятся жильцы.

За час работы из квартиры «собирательницы» выгрузили целый контейнер мусора. Только то, что было на кухонном подоконнике и возле. Позже заполнили еще три контейнера, но порядком там и не пахнет.



«Они готовы хоть на луну меня забросить»

Сама Алла за расчисткой наблюдала спокойно, не вмешиваясь в процесс. Возможно, потому, что такой момент в жизни уже был, а дальше дело не пошло. Женщина не понимает, что конкретно не устраивает соседей, а горы мусора будто и не замечает. Да и как их заметишь, если в этом вся твоя жизнь.

— Почему соседи жалуются, я не понимаю. Квартира в порядке. Тараканов никаких нет, да и мусора никакого не ношу, мне же хватает пенсии, — тихонько рассказывает Алла под грохот пакетов о жесть контейнера. — Они готовы хоть на луну меня забросить, лишь бы квартиру забрать. Такие соседи. А то так уже я им мешаю. Никому не мешаю. Какие тараканы? Я тараканов никогда и не видела.

— Но квартиру же заберет государство, а не соседи, — осторожно вмешивается соседка.

— Договорятся, — уверена Алла.



«Ей необходим стационар, наблюдение, а не вывоз мусора»

По слухам, у Аллы неплохая пенсия и даже есть друзья, которые за бутылку готовы закрывать глаза на своеобразные увлечения пенсионерки (правда, в гости заходить не решаются). Сама она не пьет, нет у нее и больших долгов за «коммуналку». Несмотря на то что практически все коммуникации в квартире отключены, за счета по средним тарифам, со слов соседей, женщина платила.

— Человек болен и нуждается в лечении, так помогите, ведь болезнь усугубляется. Еще лет десять назад, когда я начал бить тревогу, она ничего не носила, это потом началось. А ведь можно было и не допустить, — сокрушается Александр. — Ей необходим стационар, наблюдение, а не вывоз мусора.

Представители «Территориального центра социального обслуживания населения Первомайского района г. Минска» проблему понимают, но объясняют — без согласия и медицинского обследования человека насильно не заберешь. После долгих обсуждений Алла подписала согласие на оформление в интернат, но призналась — хочет остаться дома.

— У меня же собачка, — в ход пошел последний аргумент.

— Собачка вас не прокормит. Вы согласны? — повторила вопрос представитель территориального центра.

— Да.



Соседи решили не упускать возможность и действовать сразу, поэтому позвонили в скорую. Там задачу поняли, но появился интересный вопрос: кто в такой ситуации должен везти одинокого человека в больницу, если сам он в этом не заинтересован?

— Надо отвести ее на консультацию к психиатру, чтобы оценить дееспособность, — сообщили по телефону в поликлинике.

— А кто это должен делать? Соседи? — удивились собравшиеся. — Она же сама не пойдет! У нее родственников нет.

— Значит, центр социальной защиты. Мы можем ее осматривать и лечить, но водить в медучреждение не будем, — ответили на том конце провода, но человека прислать пообещали.

Через 40 минут у дома были врачи. Представитель ФСЗН и соседи сопроводили Аллу в поликлинику, где женщина прошла медосмотр.

— У нее взяли кровь, сделали флюорографию, но результатов пока нет. В 19-й поликлинике выдали направление на Бехтерева, в котором написали предположительные диагнозы. За последние пять лет она не обращалась в поликлинику, поэтому все сложно, — рассказывает одна из соседок. — После поликлиники представитель ФСЗН сама уехала с ней куда-то на 37-м троллейбусе. Нам сказала, что на Бехтерева поедет, но так ли это — неизвестно.

Больше мы соседку не видели, и что с ней, не знаем.

Звонили в ФСЗН. Там ответили, что она в нормальных условиях, осмотрена врачами. Больше они ничего не могут сказать по телефону. По неофициальной информации, на Бехтерева ее признали абсолютно нормальным и адекватным человеком. ФСЗН ее взял на время к себе, отмыли. Но пока никуда не могут начать оформлять, так как даже нету результатов анализов из поликлиники.



Где Алла? И что будет с ней и соседями дальше?

Эти вопросы волнуют сейчас всех жителей подъезда. Люди боятся, что история повторится, соседка вернется домой, а их личный ад продолжится. Мы попытались найти ответы в органах социальной защиты. Вот что нам рассказали в «Территориальном центре социального обслуживания населения Первомайского района г. Минска»:

— Ситуацией мы владеем, но, к сожалению, не можем распространять, где она сейчас находится, а также раскрывать моменты дальнейшего жизнеустройства — они решаются. Могу сказать, что она находится в безопасности, чувствует себя хорошо. Алла Ивановна прошла медобследование, она в хорошем состоянии и настроении. Все, что касается жизнеустройства данного человека, социальная служба делает.

— Какие у нее перспективы?

— Все зависит от того, какое желание она выскажет. Она дееспособный гражданин Республики Беларусь и имеет право принимать решения самостоятельно.

Если она пожелает вернуться по месту жительства в квартиру, где является собственником, то, естественно, она туда вернется.

Тогда будут уже приниматься меры, чтобы эта квартира была в надлежащем состоянии. Если она примет решение проживать в доме-интернате, значит, она будет определяться в госучреждение в стационар. Другими словами, она может принимать любое решение.

— То есть на сегодня она дееспособна?

— Конечно. Решение о недееспособности принимает только суд.

— Что будет, если она вернется домой? У нее уже второй раз вывозят горы мусора. Соседи справедливо беспокоятся, что ситуация повторится. Вы будете контролировать это?

— Да, конечно. В ее квартире была расчистка уже в прошлом году.

И весь этот год мы контролировали вопрос — направляли соответствующие письма в специализированные органы и организации.

Дело в том, что Алла Ивановна категорически отказывалась от поселения и медобследования, а насильно заставить человека невозможно. Как только мы получили ее согласие, сразу же начали работать в этом направлении. Все документы о том, что мы выходили к ней на постоянной основе, есть.

— А как так получилось, что квартира снова в таком состоянии, если контроль был?

— Она имеет право не пускать нас в квартиру, поэтому доступа не было.

— Значит, она снова может не пускать вас в квартиру и носить мусор?

— Она собственник жилого помещения, мы же не можем просто прорываться в квартиру насильно.

— Выходит, что на ситуацию невозможно повлиять: если человек признан дееспособным, то в квартире он может делать все что угодно?

— Есть нормы по содержанию жилого помещения, но это компетенции санитарных служб, ЖКХ. Нам важно, чтобы с человеком все было хорошо. Всегда уточняем, нужны ли социальные услуги, помощь. Помощь в расчистке мы ей тоже предлагали, но на сегодня она не отдает себе отчет, насколько это ей нужно.

— В понедельник она подписала согласие на то, что готова уехать в стационар. Реально ли это на сегодня?

— Конечно. Такой вариант тоже рассматривается.



Что говорят в санслужбе

Мы связались с представителями государственного учреждения «Центр гигиены и эпидемиологии Первомайского района г. Минска», но там тоже разводят руками:

— Есть правила пользования жилыми помещениями, но они относятся к компетенции ЖКХ. Однозначно нужно обращаться в ЖЭС, они выдают предписание, могут родственников искать, проверять правила пользования жилыми помещениями. Люди платят ЖКХ деньги, находятся в ЖРЭО на обслуживании, и только через ЖЭС можно провести работу в такой ситуации. Мы смотрим места общего пользования, в квартиры не вхожи. В квартиру мы можем попасть только в составе комиссии, но все равно основную работу проводит ЖРЭО. К сожалению, мы повлиять на эту ситуацию не можем.

Категория: Всячина | Просмотров: 71 | Добавил: Admin
avatar
0
1 uboyno • 14:55, 21.08.2021
mx6
avatar

close